Федерация хоккея России

Официальный сайт

История Федерации

«Общественные институты — это специфические образования, обеспечивающие относительную устойчивость связей и отношений в рамках социальной организации общества, исторически обусловленные формы организации общественной жизни»... Ну, а если применить эту суховатую формулировку к хоккею? Виноградов, Бобров, Куческий, Зикмунд, Гурышев, Бабич, Шувалов, Новиков, Тарасов, Чернышев. Первопроходцы отечественного хоккея, творившие его славу на международной арене своей неповторимой игрой, финтами, скоростью, выдумкой, выверенными передачами. Но без наличия организации, отвечающей за развитие хоккея в стране, все эти составляющие элементы игры замечательных мастеров могли бы оставаться только благом «для внутреннего потребления». Чисто даже по формальным причинам. Ведь для того, чтобы выступать на международных турнирах, Федерация хоккея СССР должна была сначала быть созданной, а потом — принятой в ряды ЛИХГ, как в 1940-1960-е годы именовалась Международная федерация хоккея на льду.

Эта причина была одной из главных, побудивших руководителей советского спорта поставить на повестку дня вопрос о создании отечественной хоккейной федерации. Одной, но не самой главной. Таких причин было несколько. Завершилась опустошительная, дорого стоившая Советскому Союзу Великая Отечественная война. Страна лежала в руинах, дел и забот хватало сверх всякой меры, но уже в 1945-м победном году руководство СССР поставило вопрос о присоединении державы к международному олимпийскому движению. Однако вступить в это спортивное содружество наций надлежало с гордо поднятой головой, так, чтобы были подтвержденные результатами надежды на победы. Тогда-то, перебирая виды спорта, где у советских спортсменов были шансы на успех, лица, ответственные за развитие физической культуры и спорта в СССР, подумали о хоккее с шайбой, называвшимся в те времена канадским хоккеем. И решили без долгой раскачки провести национальный чемпионат.

В высшем руководстве страны спорт, в том числе, и хоккей, курировал Климент Ворошилов, ответственность за практическую работу нес Комитет по физической культуре и спорту при СНК СССР, возглавлявшийся крепким организатором Николаем Романовым. В 1946 году и была создана Всесоюзная секция хоккея и хоккея с мячом, руководителем которой стал известный футболист и хоккеист-русач Павел Михайлович Коротков. (Для дальнейшего повествования надо обязательно заметить, что федерации по различным видам спорта создавались на базе Олимпийского комитета СССР, были организациями общественными и выполняли, главным образом, представительские функции в международных отраслевых федерациях. А всю практическую работу вели соответствующие управления в Спорткомитете СССР, где люди были введены в штатное расписание и получали соответственно зарплату, выполняя свои функциональные обязанности. В те годы в Спорткомитете действовало Управление спортивных игр, которое курировало и хоккей с шайбой). В 1959 году ВСХ была преобразована в Федерацию хоккея СССР, объединявшую хоккей с шайбой и хоккей с мячом, которая в 1967 году разделилась на Федерацию хоккея СССР (хоккей с шайбой) и Федерацию хоккея с мячом и на траве.

Так что вопросы организации первенства страны, развития хоккея в регионах, детского и юношеского хоккея, тренировочного процесса и многое другое находились в ведении управлений Спорткомитета. А все вопросы, связанные с формированием сборных команд страны, их участием в международных турнирах, включая первенства мира и Олимпиады, формально решала Федерация хоккея (штат которой был немногочислен) в лице ее председателя и ответственного секретаря, принимавших участие в конгрессах ЛИХГ и сессиях Международного олимпийского комитета, куда СССР вступил 7 мая 1951 года на 46-й сессии МОК. И уже только после этого шага, 1 апреля 1952 года, ВСХ была принята в ЛИХГ, что и открыло советским хоккеистам путь в окружающий мир. Поскольку все иностранные федерации по разным видам спорта строились по принципу общественных организаций, то и советским федерациям пришлось идти тем же путем.

Наверное, не лишне напомнить, что самый первый чемпионат мира с участием советской сборной прошел в 1954 году в Стокгольме, где новички «с листа» выиграли золотые медали и буквально ворвались в мировую хоккейную элиту, где на долгие десятилетия стали безусловными фаворитами.

Итак, хоккейные «звезды» — главные творцы, привлекающие на трибуны (а ныне — к телеэкранам) миллионы любителей замечательной игры. Однако без организации, ответственной за постановку всего хоккейного дела, даже выдающиеся игроки были бы не востребованы. Зависимость тут обоюдная и одному составляющему целостного механизма без другого никак не обойтись. Теперь самое время вспомнить имена.

Павел Михайлович Коротков (председатель ВСХ в 1947 — 1959 гг.)

Этот человек возглавлял Всесоюзную секцию хоккея с 1947 по 1959 года, когда она получила новое название — Федерация хоккея СССР. Без совместительства с каким-либо другим, пусть и «родственным» видом спорта. Коротков начинал играть в хоккей с мячом и футбол в 1922 году в клубе «Унион» (Москва). С 1924 по 1940 гг. защищал цвета московского «Динамо», а с 1940 по 1946 гг. — ЦДКА. Многократный чемпион СССР по хоккею с мячом и футболу, 12-кратный чемпион Москвы по хоккею с мячом. Был первым тренером команды ЦДКА (46/47), старшим тренером ВВС МВО (1947 — 1950). В 1948 году, когда в Москве прошли три товарищеские игры с чешским клубом «ЛТЦ», ставшие заметной вехой в истории развития отечественного хоккея, Коротков входил, наряду с А. Чернышевым, А. Тарасовым и В. Егоровым в тренерский совет сборной Москвы, противостоящей чехам.

Павел Коротков пользовался большим авторитетом у спортсменов и тренеров, благодаря своему блестящему спортивному послужному списку. Ушел из жизни, будучи полковником в отставке, 24 сентября 1983 года. «Ну, Павел Михайлович был человеком с большой буквы! — говорит наш прославленный тренер и хоккеист, сам возглавлявший Управление хоккея Спорткомитета СССР и работавший два года ответственным секретарем Федерации хоккея СССР Анатолий Кострюков. — Он досконально разбирался в спорте, был человеком высокой культуры, широкого интеллекта и человеком глубоко порядочным. Соответственным было и отношение к нему всех, кто знал его». Коротков был первым, а потому-то этому человеку — особая память и честь!

Василий Кириллович Хомуськов (председатель ФХ СССР 1959 — 08.06.1961)

Сменившему этого заслуженного человека Василию Кирилловичу Хомуськову, спортивному журналисту, одно время — главному редактору журнала «Спортивная жизнь России», и хорошему товарищу Всеволода Боброва пришлось возглавлять Федерацию в непростой для отечественного хоккея период. Потому что сборная СССР за это время не выигрывала золотых медалей на мировых первенствах, а на Олимпиаде в американском Скво-Вэлли в 1960-м году стала бронзовым призером. Но уже тогда любое место, кроме первого, рассматривалось руководством страны как неудача. В тот период в советском хоккее шла смена поколений, заканчивали играть знаменитые первопроходцы и им на смену приходили большие таланты, которым еще только предстояло заявить о себе во весь голос. И хотя, в общем-то, всем было понятно, что реально воздействовать на подготовку игроков, тренировочный процесс, решение тактических и технических вопросов подготовки хоккеистов председатель федерации не мог, но все-таки в каких-то вопросах он мог использовать свой авторитет в интересах хоккея. Вдобавок у Василия Кирилловича не заладились отношения с Анатолием Тарасовым. Одним словом, обстоятельства сложились таким образом, что Хомуськов не проработал полного четырехлетнего срока, и под нажимом сверху был вынужден покинуть пост председателя Федерации «по собственному желанию».

Василий Григорьевич Напастников (председатель ФХ СССР 08.06.1961 — 24.07.1962)

Недолго побыл на посту председателя Федерации и директор спорткомлекса «Лужники» Василий Григорьевич Напастников. Трудно сказать, чем объяснялся столь кроткий период его председательства. Но можно предположить, что и Напастникову пришлось потрепать нервы. Ведь в 1962 году сборная СССР не поехала на мировое первенство в Колорадо Спрингс (США) в знак протеста против решения американских властей не выдавать въездные визы сборной ГДР. Не поехала в Америку из солидарности и сборная Чехословакии. Политика вновь вмешалась в хоккей — в Москву на мировой чемпионат 1957 года не приехали сборные США и Канады. Руководство этих стран выразило таким образом протест против роли СССР в венгерских событиях, когда на улицах Будапешта и других венгерских городов на деревьях и фонарных столбах вешали коммунистов, и улицы там в буквальном смысле окрасились кровью. Броский (и, по сути, верный слоган «О, спорт, ты мир и дружба!») еще не раз подвергался испытаниям в мировом спорте и хоккее, в частности.

 

Валентин Дмитриевич Алехин (председатель ФХ СССР 24.07.1962 — 10.09.1969)

Валентин Алехин занимал пост Председателя Федерации в благословенные для советского хоккея времена — с 1962 по 1969 гг.). Будучи Председателем Совета Союза спортивных обществ и организаций РСФСР, он прошел вместе со сборной СССР триумфальный путь: дважды — в 1964 году в австрийском Инсбруке и в 1968 году — во французском Гренобле советская сборная становилась олимпийским чемпионом, и выиграла подряд семь титулов чемпиона мира. Именно при Алехине произошло окончательное разделение Федерации на две организации — Федерацию хоккея СССР и Федерацию хоккея с мячом и на траве (о чем мы писали выше). Валентин Дмитриевич был награжден Орденом «Трудового Красного знамени», орденом «Дружбы народов» и орденом «Знак почета». Кстати, в 1969 году ИИХФ разрешила применять силовые приемы по всей площадке.

Георгий Константинович Мосолов (председатель ФХ СССР 10.09.1969 — 05.1973)

Следующим заступил на пост председателя Георгий Мосолов, Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР, жизненный путь которого был ярким примером самоотверженного служения Родине на весьма опасном поприще. Так, имея за плечами огромный опыт полетов на самолетах различной модификации, 11 сентября 1962 года Мосолов был вынужден катапультироваться из самолета Е-81 из-за разрушения двигателя в полете на высоте 10000 метров при скорости, соответствующей числу М=1,7. При катапультировании получил тяжелые травмы и после длительного лечения завершил работу в качестве летчика-испытателя. Герой-орденоносец, кавалер двух Орденов Ленина и многих других наград, почетный гражданин Харькова и села Ермаковского Красноярского края, Мосолов был человеком высокого мужества, привыкшим иметь постоянно дело с риском, требовавшим принятия быстрых и точных решений. Эти качества весьма необходимы при игре в хоккей с шайбой и Г. Мосолов, пользовавшийся большим уважением у хоккеистов, был в должности председателя Федерации, что называется, на своем месте.

При Г. Мосалове в сезоне 1971/72 гг. в советском хоккее стали действовать правила, разрешавшие силовую борьбу по всей площадке. Это новшество было очень кстати, поскольку именно в том сезоне состоялась историческая первая суперсерия-72 СССР-Канада, в ходе которой советские хоккеисты, сполна проявившие все вышеперечисленные качества, раз и навсегда развеяли миф о непобедимости канадских профессионалов. Если это и случайное, то вполне символическое совпадение. Помимо этого, при его председательстве была введена система обслуживания матчей тремя судьями.

Николай Кузьмич Корольков (председатель ФХ СССР 05.1973 — 1988)

Кстати, начиная с Мосолова на должности председателей хоккейных федераций чаще стали назначать людей, занимавших весьма высокие административные посты в госстурктурах в различных сферах деятельности. Исходили при этом из того, что председателями Федерации все более популярного и любимого в народе спорта, приносящего Родине золотые медали на чемпионатах мира и Олимпиадах, что укрепляло авторитет СССР на международной арене, должны быть люди с именем, авторитетные и известные стране. Был ли таким человеком Николай Кузьмич Корольков, судить не нам, но на этом посту он пробыл рекордно длительный срок — 15 лет, формально, по основной работе, занимая пост Заместителя Председателя Мособолисполкома.

Примерно с этого периода к званию председателя хоккейной федерации и «приклеилось» определение «свадебного генерала». Рожденное неугасимой народной мудростью и фантазией, оно как бы подчеркивало факт исключительно формальной, чисто представительской «нагрузки», выполняемой председателем: езди, мол, по за границам, сиди на конгрессах и надувай щеки, да голосуй, как надо. А вся работа исполняется начальником управления хоккея Спорткомитета, который находится рядом, во всем разбирается досконально и всегда подскажет, что и как надо говорить и делать. Такое толкование было пусть в чем-то и верным, но всё же достаточно упрощенным подходом к делу, потому что на плечи председателя ложилось много забот, а факт занятия им видного административного государственного поста зачастую помогал «пробивать» мощные бюрократические «стены» и решать кое-какие, в ином случае, трудно решаемые хоккейные проблемы.

Заметим, кстати, что на корольковский период пришлись несколько болезненных неудач советского хоккея, к числу которых можно отнести два подряд проигрыша чемпионатов мира 1976 и 1977 годов, и, конечно же, поражение от команды США на Олимпиаде в Лэйк-Плесиде в 1980 году, особо болезненное по политическим соображениям, вызванным вводом ограниченного контингента советских войск в Афганистан. Недаром же сборную США, ставшую олимпийским чемпионом, принял в Белом Доме с небывалой помпой президент Картер и американские СМИ постарались раздуть это событие сверх даже им присущего размаха. Тем не менее, Корольков оставался на своем посту и в три первых, исполненных огромных надежд, года перестройки.

Николай Николаевич Соколов (и.о. председателя ФХ СССР 1988 — 18.05.1989)

А генерал-майор юстиции, бывший с 1963 по 1984 годы Председателем военного трибунала Московского военного округа, Николай Николаевич Соколов исполнял обязанности председателя хоккейной федерации с 1988 по май 1989 года. Это был весьма своеобразный период в истории отечественного хоккея, любители которого наверняка помнят стремление сильнейших советских хоккеистов, прежде всего, из клуба ЦСКА, уехать за океан и начать выступления в клубах Североамериканской национальной хоккейной лиги (НХЛ). Статьи ведущих хоккейных «звезд» в газетах и журналах, их выступления в популярнейшей программе «Взгляд» у легендарного ведущего В. Листьева, возбуждение общественного мнения лишь подчеркивали тот непреложный факт, что перестроечные процессы не могли обойти стороной (и не обошли) и спорт, в том числе, а может быть, прежде всего, хоккей.

И еще несколько слов о Соколове. После перевыборов 1989г., Николай Николаевич находился вне хоккея до 1991 года. В ноябре 1991 Соколов возглавил организационно-правовой комитет Федерации хоккея РСФСР, а в 1992-1994 годах возглавлял Совет старейшин Федерации хоккея России.

Леонид Петрович Кравченко (председатель ФХ СССР 18.05.1989 — 09.1991)

Классическим примером «свадебного генерала» стал Генеральный директор ТАСС Леонид Петрович Кравченко, возглавивший федерацию в мае 1989 года, и пробывший на этом посту до конца сентября 1991. Можно только догадываться, сколько всякого рода вопросов, решение которых требовало и немалого дипломатического искусства, пришлось решать энергичному «Гендиру», как по давней традиции называли тассовцы своего руководителя. Ведь именно в то время и в телеграфном агентстве проходили преобразования тектонического характера, и роль Генерального директора в них была решающей. А тут еще — хоккей. Пусть и формальная функция, но для человека ответственного — дополнительная забота. А Леонид Петрович человек не просто ответственный, а еще и увлекающийся, с огоньком в глазах. Ветераны-тассовцы из руководящего состава помнят, как в зале коллегий ТАСС проходили в то время заседания Исполкома ФХР под председательством Кравченко, при котором были сделаны первые попытки перевести федерацию хоккея на хозрасчет.

Юрий Васильевич Королев (и.о. председателя ФХ СССР 09.1991 — 28.01.1992, председатель Совета председателей — президентов Федераций хоккея стран СНГ 28.01.1992 — конец 1992)

С распадом СССР был создан Совет президентов-председателей федераций хоккея стран СНГ, председателем которого стал Юрий Васильевич Королев, известный хоккейный функционер, один из немногих представителей России, ставший кавалером премии имени Поля Лаука за выдающийся вклад в развитие ИИХФ и международного хоккея.

Этот Совет просуществовал около полугода.

Когда процесс перемен второй половины 1980-х годов, названный перестройкой, завершился распадом СССР, мало кто из граждан страны подозревал, какими пертурбациями все это обернется и для государства, и для каждого ее гражданина, для каждой составляющей огромного общественного механизма. Не стал в этом смысл исключением и хоккей.

Переход на новые формы хозяйствования с внедрением элементов рыночной экономики и хозрасчета коснулся не в последнюю очередь и спорта, который в советское время полностью дотировался из госбюджета. Ведь политическая линия руководства страны однозначно указывала: надо учиться жить по-новому, как того требуют перемены, надо уметь зарабатывать самостоятельно, а не полагаться только «на доброго дядю» в лице государства. И вот 2 августа 1988 года появилось Постановление Совмина СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ «О совершенствовании управления футболом, другими игровыми видами спорта и дополнительных мерах по упорядочению содержания команд и спортсменов по основным видам спорта». В этом постановлении определялись главные принципы «жизни по-новому» для спорта и его отдельных видов.

А что же хоккей? Была Федерация хоккея общественной организацией. А тут вдруг — надо самообеспечиваться! Но как, за счет чего? Взвинчивать цены на билеты, чтобы таким образом покрывать хоть часть расходов на содержание? Но до какого предела? А как вести рекламную политику, где находить спонсоров, каким образом заключать коммерческие договора на телетрансляцию матчей? Вопросы, вопросы, вопросы. И по первому времени — без вразумительных ответов. Вопросы юридические, финансовые, организационные.

Последние — из самых острых, вызвавших дискуссии, политые «крутым кипятком» чувств и эмоций. Правопреемницей канувшего в Лету СССР была провозглашена новая демократическая Россия. Стало быть, правопреемницей Федерации хоккея СССР должна была бы стать, по простой логике вещей, Федерация хоккея РСФСР. Но жизнь зачастую не подвластна такого рода упрощениям. Да и в самом деле: уж если союзная хоккейная федерация была формальным образованием, ничего толком в хоккейной жизни не определявшим, то что уж говорить про Федерацию Российской Советской Федеративной Социалистической Республики? Совет президентов хоккея СНГ, созданный, как говаривали тогда в либеральных кругах страны, на «обломках советской империи» и проведший только три заседания, приказал очень скоро и долго жить — в середине 1992 года.

Новые независимые государства возжелали иметь свои собственные и никому не подчиняющиеся федерации, свои национальные сборные, и 6 мая 1992 года в ИИХФ вошли сразу шесть новых стран — Латвия, Литва, Эстония (эти государства были восстановлены в члены ИИХФ, поскольку входили в международную федерацию еще в предвоенные годы), Белоруссия, Украина, Казахстан. Вот Акт, гласящий: «На основании решения конгресса ИИХФ в Праге (от 06.05.92 г.) Федерации хоккея Украины, Беларуси, Казахстана, Латвии, Эстонии и Литвы были приняты в члены ИИХФ. Правопреемником Федерации хоккея Советского Союза была признана Федерация хоккея России. В соответствии с решением Совета президентов Федерации хоккея стран СНГ от 17.03.92 г. (протокол № 2) мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт в том, что все средства и имущество бывшей Федерации хоккея Советского Союза после оплаты всех расходов, связанных с пребыванием представителей федераций хоккея Украины, Беларуси, Казахстана, и Азербайджана на конгресс ИИХФ в Праге, а также оплаты вступительного и ежегодного взносов за эти федерации переходят Федерации хоккея России». Подписи... Это важный документ. Ведь в ИИХФ находился взнос ФХ СССР в размере 1,5 миллиона швейцарских франков и встал вопрос о разделении этой суммы между всеми бывшими федерациями, ранее входившими в ФХ СССР. Но ведь ни одна из вновь созданных федераций даже не имела хотя бы одного представителя в структурах ИИХФ, ни в одной из сборных команд — ни в юношеской, ни в молодежной, ни, тем более — сборной страны! За исключением, разве Хельмута Балдериса, игравшего за сборную Союза. Поэтому на заседании исполкома ИИХФ возникла фраза: «...разделить средства, исходя из вклада каждой страны в развитие хоккея». В результате все те средства фактически перешли в Федерацию хоккея России (ФХР).

Фактически, но не практически. Вот текст письма руководителей Федераций хоккея России, Беларуси, Украины, Казахстана, Латвии, Литвы и Эстонии на имя тогдашнего Генерального секретаря ИИХФ шведа Яна-Оке Эдвинссона. В нем сообщается, в частности, что авторы письма, «обсудив финансовое положение Федерации хоккея СССР после ее распада, приняли решение правопреемником Федерации хоккея СССР считать Федерацию хоккея России. Средства же, заработанные сборной СССР и Федерацией хоккея СССР, находящиеся в настоящее время в ИИХФ, разделить следующим образом: федерациям хоккея Беларуси, Латвии, Казахстана и Украины по 10 (десять) тысяч долларов; федерациям хоккея Литвы и Эстонии по 2 (две) тысячи долларов. Оставшаяся сумма должна принадлежать Федерации хоккея России. Вступительные и членские взносы за 1992 год должны вычитаться из средств каждой федерации, установленных данным актом. С 03.09.1992 г. все расчеты между федерациями хоккея Росси, Беларуси, Латвии, Литвы, Казахстана, Украины и Эстонии и ИИХФ производить индивидуально».

Но 1992 год — год олимпийский, предстояла Олимпиада во французском Альбервилле. Как быть со сборной, кому ехать во Францию? Была создана сборная команда СНГ. Членов исполкома ИИХФ в тот момент больше всего волновало следующее обстоятельство: если хоккеисты, игравшие ранее в советской высшей лиге, но в клубах различных республик, вдруг начнут выступать в сборных этих теперь уже независимых стран, то тогда эти государства смогут стать серьезными конкурентами для команд Австрии, Франции, Италии и других, не самого первого в хоккее порядка государств. И на первом же Совете ИИХФ, где разбиралась ситуация с проведением Олимпиады, было принято решение, согласно которому все игроки, которые будут выступать за команду СНГ (а в нее в тот момент входили хоккеисты из Украины, Литвы, Латвии), должны написать расписку, в которой обязаны указать, в какой команде тот или иной хоккеист хочет играть. То есть, каждый игрок бывшей сборной СССР должен принять самостоятельное решение о своей будущей судьбе. Ведь согласно правилам ИИХФ, игрок может только один раз определиться со своей национальной принадлежностью к сборной той или иной страны. Иными словами, если хоккеист хоть один раз сыграл за сборную страны «Х», то он как бы уже навсегда «заигрывался» именно в этой сборной и не мог на мировых чемпионатах и Олимпиадах играть за сборную другой страны «Y».

Разумеется, многие игроки бывшей сборной Союза понимали, что выступать со спортивной точки зрения лучше в сборной России, где класс был выше, и которая выступала в группе «А», а не в группе «Б» или «В» мировой табели о рангах. Так, Дарюс Каспарайтис, один из сильнейших в обороне сборной СССР, расписался в том, что он намерен продолжать играть в сборной России хорошо осознавая, что в сборную Литвы он этим шагом «дорогу себе закрыл». Так же поступили практически все хоккеисты, которые в 1993-м году впервые в истории России выиграли мировой чемпионат в Германии под руководством главного тренера Бориса Михайлова. А к этому моменту Президентом ФХР был избран его давний партнер по ЦСКА и сборной Союза Владимир Петров. Однако, чтобы понять, как все происходило, следует вернуться чуть назад...

Итак, управления по различным видам спорта, существовавшие в Спорткомитете СССР, оказались с распадом Советского Союза, упраздненными. А ведь там работали профессионалы своего дела, отлично знавшие и структуру, и проблемы того или иного вида, обладавшие огромным опытом и знаниями, наработками при составлении календаря игр чемпионатов страны, организации тренировочного процесса, судейства и.т.д. Как не утратить этот огромный и бесценный капитал с тем, чтобы в новых условиях он по-прежнему служил интересам дела? На этом переломном этапе Федерация хоккея бывшего Союза, которая оставалась (и этот момент весьма важен для понимания развития дальнейшей ситуации) членом Международной федерации хоккея (ИИХФ), как бы аккумулировала в себе все прежние структуры, «состоявшие» при союзном Спорткомитете.

Но ведь перемены зачастую таят в себе непредсказуемость ситуаций и в этом, быть может, кроется их зыбкая пикантность сродни обескураженности. Представители Федерации хоккея РСФСР решили, что эта роль больше подходит им. И хоккейный мир страны, над которой взвился демократический триколор, сполна ощутил на себе, что такое перемены в их российском измерении!

Дабы не воспроизводить подробно многочисленные диспуты, не пересказывать содержания огромного количества статей (их можно найти в прессе того времени), ограничимся лишь кратким перечнем событий, будораживших тогда, в начале 1990-х годов, отечественный хоккей. Не стоит посыпать головы пеплом себе и уязвлять задним числом других людей, многие из которых ушли уже в мир иной. Но восстановить ход событий исторической правды ради, следует.

Федерация хоккея СССР не исчезла с арены автоматически. Юрий Королев, представлявший ФХ СССР в ИИХФ, человек весьма авторитетный как в советских хоккейных кругах, так и за рубежом, не раз встречался с тогдашним президентом ИИХФ Гюнтером Сабецки, приезжавшим даже в Москву. Ему удалось убедить президента в том, что именно бывшая федерация хоккея СССР, внесшая главный вклад в дело развития хоккея внутри страны и немало сделавшая на международном уровне, и должна стать правопреемницей Федерации России. Но в этом надо было убедить российскую хоккейную общественность и функционеров. Большой разговор состоялся на майской конференции 1992 года с участием всех «отцов» отечественного хоккея.

Владимир Владимирович Петров (президент ФХР 22.05.1992 — 08.04.1994)

Основными кандидатами на должность президента ФХР являлись действующий президент Федерации Владимир Леонов (председательствовал в ФХ РСФСР с 12 ноября 1991 года по 22 мая 1992 года), а также известный спортивный функционер Альберт Поморцев, имевший широкую поддержку в Олимпийском комитете и хоккейной среде. Был еще один кандидат, который потенциально мог бы одержать победу на выборах — Роберт Черенков, создавший в январе 1992 года Профессиональную (переименованную в Межнациональную) хоккейную лигу. Однако Черенков, понимая, что разорваться в сложившейся ситуации на два фронта нереально, снял свою кандидатуру.

Конференция проходила в эмоциональной атмосфере. Достаточно сказать, что в самом начале заседания претенденты на право вести конференцию Леонов и Поморцев едва не схватились за грудки. После чего пост «спикера» занял Юрий Королев. Именно тогда, в обстановке жестких споров и острых противоречий выступил Анатолий Владимирович Тарасов, предложивший делегатам две кандидатуры — выдающихся советских хоккеистов Владимира Петрова и Бориса Михайлова. Михайлов, который через несколько дней намеревался принять в качестве главного тренера питерский СКА, отдал после первого тура голосования свои голоса Петрову. Петров же, в конечном итоге, и стал президентом ФХР. Ю. Королева избрали вице-президентом Федерации.

Между тем, работа в Федерации, ставшей юридическим самостоятельным лицом, во все больше степени требовала новых подходов. Делегаты августовской конференции ФХР 1992 года приняли ряд важнейших решений, позволивших Федерации стать полноценным органом власти в отечественном хоккее. Был создан юридический отдел, финансовая служба, комитет сборных команд. ФХР стала, говоря образно, «обрастать мыщцами». Не лишним будет упомянуть, что в стране впервые произошло разделение национальной команды на первую сборную (тренеры — Борис Михайлов и Пётр Воробьев) и Олимпийскую (тренеры — Виктор Тихонов и Игорь Дмитриев). В рамках создания новой вертикали управления осенью того же 1992 года ФХР учредила пять Региональных отделений, каждым из которых управлял избранный президент. А в 1993 году Федерация реформировала так называемый чемпионат России — вместо пяти зон чемпионата 92/93 гг. в сезоне 93/94 гг. появилась компактная Элитная лига.

Но времена в хоккее наступили противоречивые и невеселые, получившие меткое название «хоккейного безвременья». Выигранное сборной России в 1993-м году под руководством Бориса Михайлова «золото» мирового чемпионата в Германии специалистов хоккея в состояние эйфории не повергло: все понимали, что победа была добыта как бы «по инерции» игроками, выступавшими в лучших советских клубах. В результате отъезда сильнейших советских хоккеистов в Северную Америку — в НХЛ и другие страны (таковых хоккеистов насчитывалось несколько сотен) было трудно собрать приличную сборную для выступлений на турнирах даже в рамках розыгрыша Еврохоккейтура.

Но как предотвратить отъезд сильнейших хоккеистов за океан? В условиях, когда Россия стала открытым миру государством, когда рухнул «железный занавес», предпринимать какие-то административные и другого рода запретные санкции было делом нереальным. Платить хоккеистам приличные деньги, чтобы они не улетали в их поисках за границу? Но кто их будет платить, да и все ли клубы смогут отыскать приличных спонсоров? А в рамках какой организационной структуры осуществлять такие выплаты? Какие должны быть потолки зарплат, каким образом урегулировать налоговые вопросы, допускать ли в российские клубы иностранцев? Опять — вопросы, вопросы, вопросы.

И по-прежнему оставался актуальным важнейший для ФХР вопрос — откуда брать средства? Ведь тех денег, которыми обладала Федерация при В. Петрове, явно не хватало для безбедного существования и планомерного развития. И постепенно в хоккейных кругах стало крепнуть мнение, что Петров не совсем удачно руководит деятельностью федерации в новых условиях. В результате на апрельской конференции 1994-го года Владимир Владимирович сдал свои полномочия, а Президентом ФХР был избран Валентин Лукич Сыч — опытнейший руководитель, хорошо знакомый с хоккеем. Он сосредоточил внимание на решении финансовых проблем и добывании денег для нужд хоккея и Федерации.

Валентин Лукич Сыч (президент ФХР 08.04.1994 — 22.04.1997)

Кстати, именно в тот период на самом высшем правительственном уровне было принято решение о том, чтобы часть акцизов на табачную и алкогольную продукцию передавалась на нужды спорта. Было то решение верным или нет, судить не нам. Но именно благодаря этому нововведению, энергичный Сыч за несколько месяцев сумел вывести Федерацию хоккея из кризиса и превратить ее в самодостаточную организацию (к слову, был момент, когда ФХР занималась даже тем, что сдавала в аренду свой автобус, а вырученные деньги шли на зарплату сотрудникам). Однако Валентин Лукич одними финансами не ограничился.

При Сыче отток российских хоккеистов в другие страны стал меньше, его деятельность по выправлению ситуации в отечественном хоккее стала приносить плоды, в том числе, и в финансовом плане. Курс Сыча на создание национального чемпионата (Межнациональная хоккейная лига проводила чемпионат с участием клубов Украины, Белоруссии, Казахстана и Латвии) привел к расформированию МХЛ и созданию РХЛ (Российской хоккейной лиги). Именно Сыч стал зачинателем женского хоккея в России. В сезоне 1994/95 гг. прошел первый чемпионат страны по хоккею среди женских команд. И, кстати, Валентин Лукич очень переживал за это абсолютно новое в отечественном хоккее направление своей деятельности.

В результате Сыч сконцентрировал в своих руках не только солидные финансовые ресурсы (что не могло не вызывать косых взглядов), но и немалую административную власть. Но при этом приобрел и достаточно мощную оппозицию. Вот в такой обстановке 22 апреля 1997 года В.Сыч был расстрелян в упор при выезде с собственной дачи. Шок, вызванный этой трагедией, был велик. Но жизнь продолжалась и Федерации предстояло срочно избрать на внеочередной конференции нового президента.

Александр Яковлевич Стеблин (президент ФХР 30.05.1997 — 26.03.2006)

Претендентов тоже было немало, но выиграл «гонку» президент хоккейного клуба «Динамо» (Москва) Александр Яковлевич Стеблин, проработавший в этой должности рекордные, на сегодняшний день, для президентов ФХР 9 лет.

Стеблину пришлось приступать к исполнению новых обязанностей в непривычных условиях. Убийство Сыча вынуждало его заботиться о личной безопасности. Тем более, что все события происходили на фоне «дела Сыча», в котором и свидетелями, и подозреваемыми оказалось много хоккейных людей. В том числе, и Заслуженный тренер СССР, экс-президент МХЛ Роберт Черенков. Дело долго рассматривалось в прокуратуре РФ, выносились решения, возникали дополнительные обстоятельства, все это создавало атмосферу нервозности, а ведь надо было и работать.

Не снят был с повестки дня и вопрос о том, как предотвратить отъезд сильнейших российских хоккеистов за океан? И все это — на фоне блеклых выступлений сборной России на чемпионатах мира (как тут не вспомнить с горечью первенство мира в Санкт-Петербурге, где широко разрекламированная сборная России, укомплектованная сильнейшими российскими профессионалами во главе с ярчайшей «звездой» НХЛ Павлом Буре, заняла удручающее 11 место). В тренерском составе сборной страны шли постоянные перестановки. Тяжелым ударом для всего российского хоккея и сборной страны стала безвременная кончина замечательного тренера Игоря Ефимовича Дмитриева. В адрес президента, ФХР, шел поток писем с упреками и претензиями.

Не вселяли особого оптимизма и серебряные медали Олимпиады-98 в японском Нагано, и «серебро» чемпионата мира-2002 в шведском Гётеборге, и «бронза» чемпионата мира-2005 года в Вене и Инсбруке, победы молодежной сборной России на мировых первенствах. Они лишь на время снижали тревогу за судьбы хоккея в России, где по-прежнему остро стоял организационный вопрос, стрежнем которого оставалась финансовая проблема. Хотя, разумеется, создание Профессиональной хоккейной лиги на месте детища Сыча — Российской хоккейной лиги — дало новый импульс развитию хоккея в стране. И, в общем-то, можно констатировать, что «период Стеблина» отличался стабильностью: Александр Яковлевич держал бразды правления российским хоккеем в своих руках, будучи и руководителем Федерации, и Профессиональной хоккейной лиги...

Мудрость гласит, однако, что «мужское постоянство может наскучить...». Так или иначе, но 26 марта 2006-го года на Совете федерации Стеблин подал просьбу об отставке. И с 26 марта по 25 апреля 2006 года обязанности президента ФХР исполнял вице-президент Федерации Игорь Николаевич Тузик, человек в хоккее заслуженный, пользующийся большим уважением среди коллег, профессионал высшего уровня.

 

25 апреля 2006 года на конференции Федерации хоккея России новым президентом был избран трехкратный олимпийский чемпион, многократный чемпион мира, Европы и СССР, депутат Государственной Думы РФ, заслуженный мастер спорта Владислав Александрович Третьяк, при котором в российском хоккее пришли и громкие победы, и тектонического характера перемены.